Дневник старого бандерлога

Запись шестнадцатая

Кажется, в иерархии стаи снова изменения. СЛ, бывший в момент ухода Великого Вождя Военным Вождём, потихоньку становится Вождём стаи. Хотя тут тоже нужны уточнения, всё-таки, в сознании нашего поколения Великий Вождь был, есть и останется непоколебимой фигурой, но среди СЛов он всё же первый среди равных, а это говорит о многом. Опять же кто-то должен руководить стаей. Место Вождя пусто не бывает – гласит наша древняя поговорка.

Я не особенно удивлён происходящему. Когда Великий Вождь уходил, он задержался около него, и, глядя ему в глаза, произнес – “На тебя оставляю всё, брат-храбрец, ибо ты и есть тот ключ, коим я замкнул нашу стаю”. Нужно ли говорить, что имя этого СЛа переводится с древнебандерложьего, как “ключ”? Кому-то это покажется совпадением, но старого шамана не проведешь. Это ж-ж-ж неспроста. Кроме того, по странному совпадению, этот бывший СЛ с той поры всех иначе чем братьями не называет.

Опять же, он что-то сделал со своей железой. Я про ЧСВ, если кто не понял. То ли имплант туда вживил, то ли мутировала она у него; а может и то, и другое, но только работа его ЧСВ изменилась кардинально. Во-первых, что-то незаметно, чтобы он её расчесывал; во-вторых, она больше не испускает облако пафоса, как у прочих бандерлогов, а напротив, пафос медленно истекает из неё, хотя и накапливается облаком вокруг нового Вождя. В-третьих, самое главное, кардинально изменилось восприятие бандерлогами этого пафоса. Он больше не вызывает отвращение, напротив, раз вдохнувший его бандерлог чувствует в себе некую возвышенность и причастность к великому, он ощущает себя более близким к человеку, чем до того. Не удивительно, что бандерлоги стараются находиться к нему как можно ближе и готовы на всё, лишь бы не попасть к нему в немилость.

К сожалению, у всего есть обратная сторона. Я полагаю, что изменения происходящие с его ЧСВ каким-то образом затронули его речевой центр. Теперь он может повторять некоторые фразы по несколько раз. Боюсь, что бедняга даже сам не замечает этого. Но и это к лучшему! Как известно, бандерлоги весьма туповаты и повторить им ценное указание несколько раз весьма полезно для более глубокого понимания распоряжения.

Дневник старого бандерлога

Запись пятнадцатая

У меня случился юбилей. Сородичи устроили торжество, ну как же – 50 лет в строю(и никого не трахает, сколько из этого времени я служил у Темнейшего). Поздравления, славословия, прочее бла-бла-бла, а под конец маленький нубик… если кто не знает, так называют молодых бандерлогов, из-за того, что они много хотят но ничего не умеют, а поэтому ищут себе опытного и умелого учителя. Эти их постоянные вопли “нужен умелый бандерлог!” уже всех достали. А как это будет, если сокращенно? Правильно, НУБ. Вот их так всех и зовут. Ну так вот, маленький нубик залез на табуретку, и, восторженно глядя мне в глаза, прочитал стишок – старую детскую считалочку. “Ездят прули по дороге, давят руки, давят ноги. Им соляры долго хватит, так что ты смотри приятель.”

Это меня добило. Я вдруг как-то резко осознал, что уже не молод. Я и раньше, конечно, не молодел со временем, но теперь груз этого времени давит мне на плечи. Из сравнительно бодрого 50-летнего бандерлога в один день я превратился в пожилого 50-летнего бандерлога.

Правду говорят люди, что юбилей – репитиция поминок. 🙁

Дневник старого бандерлога

Запись четырнадцатая

Случилось страшное. Наш Вождь, Великий и Ужасный, Лучший Друг всех нагибаторов, Белое Пламя Пляшущее На Кончике Ствола, оставил нас. Обнаружив на кончике хвоста седые волосы он задумался о том, что хорошо бы озаботиться наследником. И, к нашему всеобщему горю, озаботился.

Весь тот день предвещал недоброе. Всё одно к одному указывало на грядущие неприятности. Конг не ловился, вануб глумился, нагибалка из рук выпадала, и, когда я узнал о внеочередном сборе, не сильно и удивился. Неприятностей ожидали все, но такого… такого не ожидал никто.

Вождь окинул нас суровым, но благожелательно-грустным взглядом и произнёс долгую речь суть которой сводилась к тому, что он таки вынужден покинуть нас, но унывать не стоит, т.к. мы остаемся в надёжных лапах эСэЛов. Хотя глядя на перекошенные эСэЛьские морды я не был бы в этом так уверен. Под конец он тяжко вздохнул, взглянул на нас в последний раз и сказал: “Товарищи! Братья и… братья! Дорогие соклановцы! Я устал… я ухожу.” Сказал – и ушел.

Уныние охватившее стаю не поддавалось описанию. Отпечатки ступней вождя на Скале Совета залили расплавленным гранитом и теперь, отлитые в граните, они стоят посреди Поляны Памяти. Время от времени, то один, то другой бандерлог падает перед ними на колени и с жалобным воем горестно бьется о них головой, не в силах выразить переполняющие его чувства. Нагибательство утратило былую остроту и уже казалось, что всё кончено, но бандерлоги из других стай видя наши невыразимые муки решили поддержать нас в трудную минуту.

По одному, по два, мелкими группами, они приходили к нам и выражали желание сражаться под нашим знаменем. Третьего дня военный вождь собрал их вместе и долго делился с ними нашими военными наработками, а они, восхищённо глядя на него, внимали его мудрым словам. Глядя на это воодушевились и другие. Скоро Ауракис снова будет трепетать перед нашим именем! Красные идут!

Дневник старого бандерлога

Запись тринадцатая

Пока Вождь был в отпуске, в иерархии стаи произошли изменения. Наше командование решило сделать всё как у людей. Теперь, по факту, в племени два вождя – мирный и военный. Должность мирного взял на себя наш любимый Вождь, когда вернулся из отпуска, он теперь занят политикой и организацией. Правда, при этом как-то само собой получилось, что карьеристы из штаба оттерли его от командования войсками, дескать, незачем Великому слишком сильно напрягаться. Но он, кстати, не слишком то и возражал, и теперь, потихоньку ухмыляясь в усы наблюдает, как СЛы спихивают друг на друга должность военного вождя.

Впрочем, тренировки он не забросил и время от времени бегает вместе со всеми. Или отрабатывает на сдуру подписавшихся на это бандерлогах новые тактики. Я тут как-то заглянул на их тренировку – всё отделение бегало в намордниках! Это Вождь их учил молча играть. Правда, он и сам в наморднике был, наверное, чтобы из коллектива не выделяться. Я так думаю. А спрашивать его, зачем на самом деле – дураков нет, сами понимаете.

А я, к стыду своему, расслабился, перестал тренировки посещать, отговариваясь, что стар стал, руки уже не те, ноги не те, да и встаю так медленно, так медленно… ну, в конце концов и нарвался. Вождь решил устроить тренировку с дружественной стаей. Народу было мало и к нему напросилась группа товарищей, ранее в тренировках не участвовавшая. Ну и я с ними попёрся. Пошёл, мля, водить козу с друзьями. Окончилось всё ожидаемо. Наша группа дилетантов благополучно накрылась медным тазом, перед этим успев обосрать всё, что только можно.

Вождь был очень зол. Он, кстати, раздобыл где-то имплант, смягчающий эмоциональные нагрузки. Не знаю, куда он его засовывает, но воздействие заметно невооруженным глазом. Правда, менее страшно от этого не становится. Я было подумал, что дело идёт к его любимой плётке, но всё оказалось гораздо хуже. Он приволок огромный толстый фитиль и начал вставлять его провинившимся, сами понимаете куда, приговаривая, что так будет с каждым, кто опозорит его перед соседями. В моём случае, правда, всё оказалось не так страшно. От страха у меня всё сжалось внутри и фитиль просто не влез. Вождь недовольно посмотрел на меня и буркнув что-то типа “хрен с тобой, чудило старое”, отпустил с миром. Тем более, что я был последним в череде наказуемых.

Забившись в уголок, долго горько плакал, вытирая слёзы хвостом. Больше всего потому, что так подставил любимого Вождя. Теперь, наверное, снова на тренинги ходить придётся. Тем более что Вождь раздобыл где-то фитиль потоньше и временами им помахивает, многозначительно на меня поглядывая.

Дневник старого бандерлога

Запись двенадцатая

Вождь таки свалил в отпуск.

Я, конечно, ожидал некоторого расслабления в стае… но тут вааще началось – не опишешь в словах… Дурдом был перворазрядный, такого бардака я давно не видел. Радость хотя бы и временному прекращению строгого контроля ударила по мозгам покруче сушёного мухомора. Все, даже коренные обитатели элитного радиоканала смеялись и дурачились как малолетки. Приколам и шуткам, грубым и не очень, не было числа. Под конец, все, даже СЛы опустились на четыре лапы и приговаривая: “кот из дома – мыши в пляс, мыши в пляс, мыши в пляс” устроили весёлый хоровод. Падение нравов дошло до того, что один из наших позвал троих ванушников и начал предаваться с ними извращениям. Не выдержав этого отвратительного зрелища я тихонько вышел из круга и побрёл домой.

По пути чуть было не угодил в облако пафоса. Хорошо, что прислушался к сдавленным звукам и вовремя остановился. Сквозь тёмное облако пафоса было смутно видно чудовищно расчёсанное ЧСВ и временами слышалось что-то невнятное. Подкравшись, я прислушался. “Ещё год назад я был простой обезьяной, – кричал смутно знакомый бандерлог, яростно расчёсывая своё ЧСВ, – а сейчас я уже СЛ, а в перспективе – клан-лидер!” Облако пафоса сильно искажает звуки и образы, поэтому мне не удалось узнать, кто же это был. Впрочем, это и к лучшему. Меньше знаешь – крепче спишь, – так я подумал, двигаясь дальше, поглощённый мрачными мыслями о падении нравов в стае. Таких оргий я даже на службе у Темнейшего не видал.

Но недолго я брёл в одиночестве. Внезапно я почувствовал резкую, смутно знакомую вонь откуда-то сбоку. “На облако пафоса непохоже”, – подумал я, поворачивая голову. Рядом со мной, верхом на Ужасной Твари, глядя на меня, ехал Верховный назгул!

В любой другой ситуации я бы, наверное, поседел от ужаса, от этого чудовища все старались держаться подальше и я не исключение. Ну, если не считать той оргии у Темнейшего, когда все ужрались сушёными мухоморами, которые потребляли обмакнув их в кипящий спирт. После краткого помутнения рассудка обнаружил, что сидя в обнимку с Королём-Магом, распеваем с ним политические куплеты. Емнип, пели “И небеса роняют хриплый крик ворон на редкие зубцы их проржавевших корон”.

Сейчас мне тоже полагалось бы оторопеть, но, поскольку, я находился с сильном ступоре, то всего лишь, шевельнув левой бровью, спросил Короля-Мага, помнит ли он в какой цене его ржавая корона и сколько на неё охотников? Тот, ухмыльнувшись в ответ, спросил, знаю ли я, что моё место в штатном расписании Первой Тёмной лаборатории до сих пор не занято, а рабочее место не тронуто?

– И что? – спросил я его,  – ты пришёл сюда искушать меня вернуться на Тёмную Сторону? Темнейший хоть знает где ты сейчас?

– Темнейший всегда знает всё, – ответил он, – кроме тех случаев, когда делает вид, что не знает. И сейчас как раз такой случай. А вот глянь-ка, что я для тебя спёр, – и он показал мне побрякушку на цепочке, до боли напоминающую Амулет Верховного Шамана Ауракиса. Вот тут я встал как вкопаный. Про этот амулет говорили всякое, в том числе, что с его помощью можно добывать энергетики, увеличивающие приход экспы на 50, а то и 100%. ЭКСПА! Море халявной экспы!

– Что, вот так вот для меня? – еле ворочая языком, спросил я.

– Да не то чтобы для тебя, просто лежала нехорошо, – ухмыльнулся он. – Представляю, какой шухер сейчас у Пресветлого Престола… а не хрен свои вещи разбрасывать где ни попадя!

Очарованный возможностью халявной прокачки я повернулся на месте, чтобы протянуть руку за Амулетом и замер. Скрип песка под ногами напомнил мне… точно так же он скрипел на том гексе… там было нагиналово… И наши нагнутые и согнутые солдаты кряхтели и стонали – “Медик! Мне нужен медик!”. А я метался между ними, пытаясь помочь всем сразу… нагнутые и согнутые будут всегда, но медик больше не придёт к ним на помощь, потому что на минус двадцать пятом этаже цитадели Темнейшего, в своей личной лаборатории, вновь продолжит разработку Проклятий Стратегического Назначения…

Я долго стоял, глядя на Амулет, а потом медленно покачал головой.

– Извини, Король-Маг, – казалось, что кто-то другой говорит вместо меня, – но я остаюсь.

Первый зам Темнейшего долго смотрел мне в глаза, а потом ухмыльнулся, швырнув амулет мне под ноги.

– Тогда так забирай, – сказал он, – всё равно она работает только на Светлой Стороне. Да, кстати, будешь с ней работать, учти, что Верховный Шаман запеленговать может. Обыскался, поди, цацки своей любимой.

С этими словами Верховный Назгул пришпорил Ужасную Тварь и взмыл в небо резко набирая высоту. “Засекут, идиот!” – пронеслось у меня в голове, и словно подтверждая мои слова, где-то вдали завыли сирены и зазвенели колокола громкого боя. Я некоторое время понаблюдал за совершающей противоракетный манёвр точкой, и, убедившись, что она скрылась из виду, нагнулся за Амулетом. Вот ведь пакостник, чуть не провёл меня. А обратной дороги уже не было бы. Тут мне пришло в голову, что кто-нибудь может заинтересоваться местом, откуда он взлетел. Дальнейшее я додумывал уже на бегу, крепко сжимая амулет.

Теперь я сижу, заныкавшись в укромной пещере, надеясь, что толща камня защитит меня от пеленгации Верховного Шамана. Работать с Амулетом оказалось весьма просто, хоть и рискованно. Он позволяет на короткое время покинуть этот Мир и только от полной концентрации проводящего Ритуал зависит, вернётся ли он обратно. Боль рвёт тело на части, но она же, переплавляясь в Амулете, превращается в киноварные пилюли ЭЭ – элексира Экспы. Моей квалификации не хватает, чтобы создавать ЭЭ высшей категории, удваивающую экспу, но 50% – тоже неплохо. Я слишком засиделся здесь, пора прерваться и сменить позицию, ведь страшно подумать, что сделает со святотатцем Верховный Шаман, поймав его на месте преступления. Но как завороженный я опять сжимаю в руках Амулет, снова на краткий миг покидая этот мир. И снова. И снова. И снова…

Дневник старого бандерлога

Запись одиннадцатая

Перед тем как идти на сходку, смазал хвост солидолом. Ну, чтобы, если Вождь оторвать захочет – чтоб ему несподручно было. Потом оттирать замучался, соратники до сих пор косятся, понять не могут, чем от меня попахивает. Пришлось соврать, что это аж с того времени, как меня облаком пафоса накрыло, запах не выветрился. Поверили, обезьяны тупые. Я хотел было одеколоном побрызгать, но какая-то обезьяна нашла мою нычку и всё выпила. В другой нычке у меня духи лежат, спёр, когда вражеский штаб громили, но воспользоваться ими остерегаюсь – могут принять за ванушного шпиона.

На сходке всё оказалось не так страшно, Вождь, вопреки ожиданиям был весьма благодушен, наверное, мысленно уже представлял себя в водах лазурного моря. Тем не менее, одну пакостную новость он нам объявил. Дело в том, что у каждого бандерлога есть рация. Где мы их пионерим – не скажу. Но это и не важно. Рации используются для общения в бою. У каждой команды – свой канал. Ну так вот, он сказал, что продвинутые отныне будут тренироваться отдельно от остальных и выделил под это дело отдельный канал. А остальные чтоб к ним в канал не лезли. Отделил значит агнцев от козлищ, чистых от нечистых, а обезьян от бандерлогов. Это, стало быть, чтобы бардака поменьше было.

Бардака от этого, конечно, меньше не стало. Вот, третьего дня, бегаю я по степи в гордом одиночестве, на выделенный канал завистливо поглядывая. Но со связи не ухожу, занял вспомогательный канал, да и сижу в нём – мало ли, вдруг тревогу объявят. А тут Вождь, весь из себя такой продвинутый. И говорит мне – а чего это ты тут один в канале сидишь? Чего сижу… хвост дорог, как память о предках, вот и сижу. Но, этого я ему, конечно, не сказал. Во избежание. Ну, он меня в выделенный канал и переключил. А сам дальше побежал. А в канале… короче, все продвинутые оттуда давно свалили и там всё как всегда. А я и не знал.

А намедни около часа ждал пока Вождь на ужин свалит с выделёнки – солидол-то с хвоста я уже оттёр. Дождался, зашёл, представился, попросился побегать с ними. Ничего так, приняли, побегали, правда молчать пришлось всю дорогу, непривычно очень, но я терпеливый. Я давно заметил, что в присутствие Вождя все бандерлоги такие правильные – ну чистые люди! А как он уйдёт – на себя похожими становятся. В его присутствии даже и не знаю, снизошли бы до меня или нет. Для того и ждал, пока он уйдёт.

Кстати, когда бегали, битва начала складываться не в нашу пользу. Я уж хотел было предложить сваливать, а тут один из СЛов встаёт в пафосную позу и говорит, дескать, велик Ауракис, а отступать некуда – позади варгейт! Первая мысль у меня была – отпрыгнуть как можно быстрее и как можно дальше. Но сдержался, отошёл не торопясь, а уже потом издали на его ЧСВ посмотрел. Ничего страшного не было, не особо расчёсано, но тем не менее, в бою старался особо к нему не приближаться. Хватит, належался в коме.

Дневник старого бандерлога

Запись десятая

Вчера вышел из комы. Нет, вы неправильно подумали, Темнейший тут ни при чём, во всём виновата моя собственная глупость. Вернее невнимательность. Есть у нас один кадр… весьма продвинутый бандерлог, но уж очень любит чесать свою ЧСВ. Так называют Чувственно Возвышающую Систему желез внутренней секреции. Вообще-то оно ЧВС, но так повелось, что его все ЧСВ называют.

Когда это место чешешь, всё вокруг кажется не таким уж дерьмовым, а себя начинаешь ощущать почти человеком. Нет, вы опять неправильно подумали. Это совсем другое место, хоть и расположено поблизости. Из-за того, что все бандерлоги его постоянно чешут, оно у нас красное и распухшее. Особенно хорошо оно заметно у бандерлога, который лезет на дерево.

Ну так вот, этот товарищ начал свою ЧСВ усиленно чесать. А я как раз рядом был, о вечном задумался, яйца почёсывая, нет бы, идиоту,  заметить, как все окружающие потихоньку отодвигаются от этого чесальщика. Дело в том, что если ЧСВ слишком сильно расчесать, оно испускает облако пафоса. Вещь это мало изученная, но весьма убойная. Бандерлогу-то, что это облако испустил, хорошо, более того, он прямо-таки кайфует, а вот всем остальным приходится несладко. Он чувствует себя почти человеком, а остальные – практически дерьмом. Последнее. что я помню, это то что мои глаза сами попытались вылезти на лоб. Я ещё успел подумать – “Дерьмо!”, и провалился в беспамятство.

Ну так вот, пришёл я в себя и сразу, как последний дурак, бросился нагибать супостата. Нет бы проверить, не ослабли ли мои навыки за время болезни… А там, такие же клешнерукие как и я, бандерлоги,  довели Вождя до белого каления… Ну, он нам и высказал. Вся стая полчаса(неслыханное дело для бандерлогов!) молчала. Все боялись рот открыть, даже для того, что бы высказаться по существу. Только особо продвинутые осмеливались обращать Его внимание на изменение обстановки. Но, как всем известно, к ним он более благосклонен, чем ко всем остальным, поэтому раскрытие рта им сошло с рук.

Мне было так стыдно, что я, всем своим убогим клешнеруким ДНИщенским организмом мешаю Вождю претворять в жизнь стратегические планы по нагибанию всей планеты, что я чуть ли не впервые задумался о том, чтобы покинуть этот Мир, или, по крайней мере, уйти из стаи. Но, по здравому размышлению, решил не дёргаться. Если Вождь захочет – сам выгонит. А на худой конец можно и к Темнейшему вернуться. Заждался поди.

А сегодня новость узнал. Вождь на отдых собрался. Нервы поправлять расшатанные общением с нами. Наверное, на море поедет. Все продвинутые на море ездят, в отличие от нас, обезьяноподобных. Тут надо пояснить, что для настоящего бандерлога есть только два места для отдыха – лечебные пляжи и лечебные грязи. Все бандерлоги низкого уровня развития поправляют свои нервы окунаясь в лечебную грязь. Как следует вымазавшись, начинаешь себя ощущать уютно, как в детстве, когда небо было голубее, вода мокрее, а девки податливее и не надо было корячиться, пытаясь нагнуть других бандерлогов больше, чем они смогут нагнуть тебя.

Вот, а продвинутые ездят на море, на лечебные пляжи. Не знаю, какой в этом смысл, возможно, пойму, если удастся развиться. Но, как мне кажется, омывшись в теплом море, они символически смывают с себя ту грязь, в которой вымазались, будучи на низком уровне, и начинают ощущать себя равным людям. Не мне вам объяснять, что значит это чувство для бандерлога. Я, кстати, давно подозреваю, что хвост у Вождя давным-давно отвалился, а то что у него там болтается – протез, который он носит, чтобы не смущать нас, низкоуровневых, своей человекоподобностью.

Поэтому информация о месте, куда бандерлог ездит на отдых, является одним из самых жёстких табу в нашем обществе. Просто потому, что по месту отдыха можно судить об уровне бандерлога. Хотя, это, конечно, не показатель. Я знаю многих низкоуровневых, которые ездили на море, пытаясь почувствовать себя Людьми. А некоторые даже оставались там жить, в надежде, что это поможет им в развитии. Более того, однажды, когда я валялся в лечебной грязи, мне показалось, что неподалеку от меня лежит… но нет, нет, наверное, всё-таки показалось.

Так вот, о чём это я… Вождь на отдых собрался! И теперь он собирает всю стаю на регулярную вздрючку. Чтоб не расслаблялись в его отсутствие. Я, честно говоря, побаиваюсь туда идти. Что то он нам там скажет?

Дневник старого бандерлога

Запись девятая

Третьего дня со мной чуть не случилось страшное. Тренировка шла как обычно, но кто-то не уследил за тылом. Результат был плачевным. Вождь очень разозлился и заявил, что задачей вспомогательных классов  и медиков в том числе было контролировать задний проход. С тех пор не устаю благодарить Творца Мира за свою старую контузию, и, как следствие – лёгкую глуховатость. Я, чисто автоматически, переспросил – “что?” Вождь, взглянув на меня, как на идиота, не стесняясь в выражениях пояснил, что он имел в виду. Оказывается, он говорил про проход в задней стене, за которым мы должны были следить на предмет появления противника!

Вот уже два дня плохо сплю. Постоянно снятся кошмары, в которых я не переспрашивая, бросаюсь контролировать… а потом, возмущённый подобной непочтительностью, Вождь, для начала отрывает мне хвост, после чего, отчаянно вопя: “вот ты и попался, ванушный шпион!”, начинает мне засовывать оторванный хвост… на этом месте обычно просыпаюсь с диким криком и долго не могу поверить, что ничего этого не было. Среди соратников уже начали ходить слухи, что проклятье Темного Властелина таки настигло меня. Глупцы! Темнейший не опускается до таких мелочей. Но разубеждать их не буду. Пусть думают что хотят, лишь бы не догадались, что было на самом деле.

Однако сегодня случилось новое потрясение, которое, надеюсь перебьёт предыдущее и сон наконец улучшится. Вождь… (нет, я до сих пор не могу поверить в это!)… он сказал, что мы должны воевать МОЛЧА!!! Ну, т.е., говорить-то можно, но только по делу. Вся стая до сих пор в шоке и я не исключение. Как же это? Что же это? Нельзя рассказывать про забавные случаи из жизни; похвалиться, как удачно завалил врага; поплакаться, какой смышлёный попался супостат, что его никак не получается нагнуть; рассуждать о возвышенном; флудить о постороннем… в общём, всё то, что составляет суть жизни бандерлога, отныне оказывается под запретом.

Да он что, за людей нас держит? Так продвинулся в эволюционном развитии, что забыл с кем имеет дело? Нет, я, конечно, тоже хочу продвинуться, но впервые задумался, над тем, чего это будет стоить….

Дневник старого бандерлога

Запись восьмая.

Сегодня должен был состояться товарищеский матч с группой бандерлогов из параллельного мира. Но, то ли высшие сущности в очередной раз неплохо побузили, то ли ещё чего, но только произошло резкое изменение структуры мира, в результате этого развитие ускорилось в два раза. Такое иногда случается, но эффект кратковременный, всего на несколько дней. Потом мироздание устаканивается и всё возвращается на круги своя, т.е., как было раньше. Так вот, параллельные бандерлоги жутко возбудились возможностью быстрой эволюции и забили на все договоренности. Ну и хрен с ними.

Вождь не долго расстраивался и устроил большую тренировку, которую наша сторона просрала со счётом 0:2. Я полагаю, это потому, что, во-первых не было Туша и некого было поставить командиром второго отделения, а во-вторых, все своевременно не почесали яйца. В результате имел место набор побочных эффектов, о которых я уже писал – ухудшился слух, народ тупил прямо по-черному и т.д. и т.п. Вождь был нами сильно разочарован и пообещал тренировать нас до посинения.

Узнал, кстати, зачем мы так активно тренируемся. Оказывается, назначены выборы самой нагибательской стаи планеты. Выборы будут проходить, разумеется, в бою, по системе “УПАЛ”. Ну, т.е., кто упал, – тот ДНО. Ну а кто победил – тот и прав. Т.е. папка-нагибатор. Именно поэтому вождь не спешит воспользоваться своей любимой плёткой по отношению к бойцам элитной спецгруппы, даже когда они явно нарушают устав. Чтобы не подрывать их моральный дух перед ответственным мероприятием.

Подслушал инструктаж Вождя. “Сын мой”, – говорил Вождь отечески взирая на командира спецгруппы, – “ты должен быть предельно беспощаден! Никакой жалости! Нагни их, порви, унизь, растопчи, уничтожь!” Впрочем, потом Вождь решил, что надругательство над нагнутыми будет излишним. Эдак и в нарушении Гаагской конвенции обвинить могут. Но всё остальное остаётся как есть.  Все должны ужаснуться нашему скиллу и боевому духу. Ауракис должен знать, кто его нагнёт!

Дневник старого бандерлога

Запись седьмая.

Сегодня сошлись в учебном бою на какой-то башне. Вождь предусмотрительно расставил народ по местам и свалил к условному противнику. Это он верно сделал. Дело в том, что третьего дня мы тренились на биолабе, так там Вождь сбросил всё на наших командиров и свалил сразу. Забыл, наверное, что случается с бандерлогами в его отсутствие. В общем, я наблюдал стадо бандерлогов во всей красе. Все слонялись, ругались, непонятно чем занимались… всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Вождь, устав ждать, заглянул посмотреть что мы делаем и так осерчал, что разве что кусаться не стал. А может быть и зря, что не стал. Хороший укус за интересное место чудеса творит. Вот у меня как-то… впрочем не будем об этом.

Я попал по назначению, к Тушу, и просить никого не пришлось. Правда и тут лажа вышла. Стоило Вождю свалить, как он, грозно зарычав, сказал, что он тут командир, Вождём назначенный, и сам установил порядок взаимодействия. В результате я оказался в другом отделении. Но, с другой стороны, может, это и к лучшему, потому как он возглавил отделение летунов, а я в воздухе держусь очень неуверенно. Впрочем, я об этом уже писал.

Тут надо заметить, что на той биолабе, про которую я уже упоминал, Вождь запретил Тушу громко рычать, т.к. это раздражает его нежный аристократический слух. Понятное дело, сам Вождь рычит крайне редко. Как утверждает союзное нам племя красных узкоглазых бандерлогов – “Настоящий Властитель не кричит, он шипит. И комар замерев на лету внимает его шипению.”

Это всё здорово, конечно, но, естественно, что ничего хорошего из этого выйти не могло. Туш говорил так тихо, что в пылу боя его почти никто не слышал. Приходилось даже репетовать его команды. Но чего не сделаешь для хорошего бандерлога. Так что теперь, грозным громким рыком он так взнуздал всё наше стадо, что  перепуганные бандерлоги бросились рвать противника в клочья. Тут надо сказать, что у условного противника по каким-то причинам отсутствовал главный летун, иначе наше превосходство не было бы таким очевидным.

Туш немного опасался, что ему влетит за самоуправство(по слухам у Вождя есть любимая плётка, которой он наказывает неугодных), но я, воспользовавшись старым армейским опытом, подсказал ему, как половчее отмазаться.

На разборе полётов, как и следовало ожидать, всяк дул в свою дуду, т.к. всем казалось, что именно его команда самая крутая. Ну, это вообще свойственно всем бандерлогам. Вождь вообще считал, что все вокруг сливались, как последнее дно, один он вытащил всю компанию. Пока дело не дошло до разбирательств о новом порядке построения нашей группы, я, от греха подальше, свалил.