Дневник старого бандерлога

Запись седьмая.

Сегодня сошлись в учебном бою на какой-то башне. Вождь предусмотрительно расставил народ по местам и свалил к условному противнику. Это он верно сделал. Дело в том, что третьего дня мы тренились на биолабе, так там Вождь сбросил всё на наших командиров и свалил сразу. Забыл, наверное, что случается с бандерлогами в его отсутствие. В общем, я наблюдал стадо бандерлогов во всей красе. Все слонялись, ругались, непонятно чем занимались… всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Вождь, устав ждать, заглянул посмотреть что мы делаем и так осерчал, что разве что кусаться не стал. А может быть и зря, что не стал. Хороший укус за интересное место чудеса творит. Вот у меня как-то… впрочем не будем об этом.

Я попал по назначению, к Тушу, и просить никого не пришлось. Правда и тут лажа вышла. Стоило Вождю свалить, как он, грозно зарычав, сказал, что он тут командир, Вождём назначенный, и сам установил порядок взаимодействия. В результате я оказался в другом отделении. Но, с другой стороны, может, это и к лучшему, потому как он возглавил отделение летунов, а я в воздухе держусь очень неуверенно. Впрочем, я об этом уже писал.

Тут надо заметить, что на той биолабе, про которую я уже упоминал, Вождь запретил Тушу громко рычать, т.к. это раздражает его нежный аристократический слух. Понятное дело, сам Вождь рычит крайне редко. Как утверждает союзное нам племя красных узкоглазых бандерлогов – “Настоящий Властитель не кричит, он шипит. И комар замерев на лету внимает его шипению.”

Это всё здорово, конечно, но, естественно, что ничего хорошего из этого выйти не могло. Туш говорил так тихо, что в пылу боя его почти никто не слышал. Приходилось даже репетовать его команды. Но чего не сделаешь для хорошего бандерлога. Так что теперь, грозным громким рыком он так взнуздал всё наше стадо, что  перепуганные бандерлоги бросились рвать противника в клочья. Тут надо сказать, что у условного противника по каким-то причинам отсутствовал главный летун, иначе наше превосходство не было бы таким очевидным.

Туш немного опасался, что ему влетит за самоуправство(по слухам у Вождя есть любимая плётка, которой он наказывает неугодных), но я, воспользовавшись старым армейским опытом, подсказал ему, как половчее отмазаться.

На разборе полётов, как и следовало ожидать, всяк дул в свою дуду, т.к. всем казалось, что именно его команда самая крутая. Ну, это вообще свойственно всем бандерлогам. Вождь вообще считал, что все вокруг сливались, как последнее дно, один он вытащил всю компанию. Пока дело не дошло до разбирательств о новом порядке построения нашей группы, я, от греха подальше, свалил.