Дневник старого бандерлога

Запись шестнадцатая

Кажется, в иерархии стаи снова изменения. СЛ, бывший в момент ухода Великого Вождя Военным Вождём, потихоньку становится Вождём стаи. Хотя тут тоже нужны уточнения, всё-таки, в сознании нашего поколения Великий Вождь был, есть и останется непоколебимой фигурой, но среди СЛов он всё же первый среди равных, а это говорит о многом. Опять же кто-то должен руководить стаей. Место Вождя пусто не бывает – гласит наша древняя поговорка.

Я не особенно удивлён происходящему. Когда Великий Вождь уходил, он задержался около него, и, глядя ему в глаза, произнес – “На тебя оставляю всё, брат-храбрец, ибо ты и есть тот ключ, коим я замкнул нашу стаю”. Нужно ли говорить, что имя этого СЛа переводится с древнебандерложьего, как “ключ”? Кому-то это покажется совпадением, но старого шамана не проведешь. Это ж-ж-ж неспроста. Кроме того, по странному совпадению, этот бывший СЛ с той поры всех иначе чем братьями не называет.

Опять же, он что-то сделал со своей железой. Я про ЧСВ, если кто не понял. То ли имплант туда вживил, то ли мутировала она у него; а может и то, и другое, но только работа его ЧСВ изменилась кардинально. Во-первых, что-то незаметно, чтобы он её расчесывал; во-вторых, она больше не испускает облако пафоса, как у прочих бандерлогов, а напротив, пафос медленно истекает из неё, хотя и накапливается облаком вокруг нового Вождя. В-третьих, самое главное, кардинально изменилось восприятие бандерлогами этого пафоса. Он больше не вызывает отвращение, напротив, раз вдохнувший его бандерлог чувствует в себе некую возвышенность и причастность к великому, он ощущает себя более близким к человеку, чем до того. Не удивительно, что бандерлоги стараются находиться к нему как можно ближе и готовы на всё, лишь бы не попасть к нему в немилость.

К сожалению, у всего есть обратная сторона. Я полагаю, что изменения происходящие с его ЧСВ каким-то образом затронули его речевой центр. Теперь он может повторять некоторые фразы по несколько раз. Боюсь, что бедняга даже сам не замечает этого. Но и это к лучшему! Как известно, бандерлоги весьма туповаты и повторить им ценное указание несколько раз весьма полезно для более глубокого понимания распоряжения.

Дневник старого бандерлога

Запись пятнадцатая

У меня случился юбилей. Сородичи устроили торжество, ну как же – 50 лет в строю(и никого не трахает, сколько из этого времени я служил у Темнейшего). Поздравления, славословия, прочее бла-бла-бла, а под конец маленький нубик… если кто не знает, так называют молодых бандерлогов, из-за того, что они много хотят но ничего не умеют, а поэтому ищут себе опытного и умелого учителя. Эти их постоянные вопли “нужен умелый бандерлог!” уже всех достали. А как это будет, если сокращенно? Правильно, НУБ. Вот их так всех и зовут. Ну так вот, маленький нубик залез на табуретку, и, восторженно глядя мне в глаза, прочитал стишок – старую детскую считалочку. “Ездят прули по дороге, давят руки, давят ноги. Им соляры долго хватит, так что ты смотри приятель.”

Это меня добило. Я вдруг как-то резко осознал, что уже не молод. Я и раньше, конечно, не молодел со временем, но теперь груз этого времени давит мне на плечи. Из сравнительно бодрого 50-летнего бандерлога в один день я превратился в пожилого 50-летнего бандерлога.

Правду говорят люди, что юбилей – репитиция поминок. 🙁

Дневник старого бандерлога

Запись четырнадцатая

Случилось страшное. Наш Вождь, Великий и Ужасный, Лучший Друг всех нагибаторов, Белое Пламя Пляшущее На Кончике Ствола, оставил нас. Обнаружив на кончике хвоста седые волосы он задумался о том, что хорошо бы озаботиться наследником. И, к нашему всеобщему горю, озаботился.

Весь тот день предвещал недоброе. Всё одно к одному указывало на грядущие неприятности. Конг не ловился, вануб глумился, нагибалка из рук выпадала, и, когда я узнал о внеочередном сборе, не сильно и удивился. Неприятностей ожидали все, но такого… такого не ожидал никто.

Вождь окинул нас суровым, но благожелательно-грустным взглядом и произнёс долгую речь суть которой сводилась к тому, что он таки вынужден покинуть нас, но унывать не стоит, т.к. мы остаемся в надёжных лапах эСэЛов. Хотя глядя на перекошенные эСэЛьские морды я не был бы в этом так уверен. Под конец он тяжко вздохнул, взглянул на нас в последний раз и сказал: “Товарищи! Братья и… братья! Дорогие соклановцы! Я устал… я ухожу.” Сказал – и ушел.

Уныние охватившее стаю не поддавалось описанию. Отпечатки ступней вождя на Скале Совета залили расплавленным гранитом и теперь, отлитые в граните, они стоят посреди Поляны Памяти. Время от времени, то один, то другой бандерлог падает перед ними на колени и с жалобным воем горестно бьется о них головой, не в силах выразить переполняющие его чувства. Нагибательство утратило былую остроту и уже казалось, что всё кончено, но бандерлоги из других стай видя наши невыразимые муки решили поддержать нас в трудную минуту.

По одному, по два, мелкими группами, они приходили к нам и выражали желание сражаться под нашим знаменем. Третьего дня военный вождь собрал их вместе и долго делился с ними нашими военными наработками, а они, восхищённо глядя на него, внимали его мудрым словам. Глядя на это воодушевились и другие. Скоро Ауракис снова будет трепетать перед нашим именем! Красные идут!

Дневник старого бандерлога

Запись тринадцатая

Пока Вождь был в отпуске, в иерархии стаи произошли изменения. Наше командование решило сделать всё как у людей. Теперь, по факту, в племени два вождя – мирный и военный. Должность мирного взял на себя наш любимый Вождь, когда вернулся из отпуска, он теперь занят политикой и организацией. Правда, при этом как-то само собой получилось, что карьеристы из штаба оттерли его от командования войсками, дескать, незачем Великому слишком сильно напрягаться. Но он, кстати, не слишком то и возражал, и теперь, потихоньку ухмыляясь в усы наблюдает, как СЛы спихивают друг на друга должность военного вождя.

Впрочем, тренировки он не забросил и время от времени бегает вместе со всеми. Или отрабатывает на сдуру подписавшихся на это бандерлогах новые тактики. Я тут как-то заглянул на их тренировку – всё отделение бегало в намордниках! Это Вождь их учил молча играть. Правда, он и сам в наморднике был, наверное, чтобы из коллектива не выделяться. Я так думаю. А спрашивать его, зачем на самом деле – дураков нет, сами понимаете.

А я, к стыду своему, расслабился, перестал тренировки посещать, отговариваясь, что стар стал, руки уже не те, ноги не те, да и встаю так медленно, так медленно… ну, в конце концов и нарвался. Вождь решил устроить тренировку с дружественной стаей. Народу было мало и к нему напросилась группа товарищей, ранее в тренировках не участвовавшая. Ну и я с ними попёрся. Пошёл, мля, водить козу с друзьями. Окончилось всё ожидаемо. Наша группа дилетантов благополучно накрылась медным тазом, перед этим успев обосрать всё, что только можно.

Вождь был очень зол. Он, кстати, раздобыл где-то имплант, смягчающий эмоциональные нагрузки. Не знаю, куда он его засовывает, но воздействие заметно невооруженным глазом. Правда, менее страшно от этого не становится. Я было подумал, что дело идёт к его любимой плётке, но всё оказалось гораздо хуже. Он приволок огромный толстый фитиль и начал вставлять его провинившимся, сами понимаете куда, приговаривая, что так будет с каждым, кто опозорит его перед соседями. В моём случае, правда, всё оказалось не так страшно. От страха у меня всё сжалось внутри и фитиль просто не влез. Вождь недовольно посмотрел на меня и буркнув что-то типа “хрен с тобой, чудило старое”, отпустил с миром. Тем более, что я был последним в череде наказуемых.

Забившись в уголок, долго горько плакал, вытирая слёзы хвостом. Больше всего потому, что так подставил любимого Вождя. Теперь, наверное, снова на тренинги ходить придётся. Тем более что Вождь раздобыл где-то фитиль потоньше и временами им помахивает, многозначительно на меня поглядывая.