Дневник старого бандерлога

Запись восемнадцатая

Сдаётся мне, бандерлоги, что Вождь таки почитывает мой дневничок. Явно он сунул таки в него свой нос и нашёл в нем умаление своего достоинства. С чего я это взял? Очень просто. Обычно, когда мы ходили на войну, Вождь держал меня к себе поближе, чтоб я лечил его получше, а тут, готов поклясться, пару раз совершенно безразлично прошелся мимо меня и засунул в соседнее подразделение! Более того, когда третьего дня бились на техзаводе, увидев меня в непосредственной близости от себя, он недовольно сморщился и рыкнув “сиди здесь”, ткнул пальцем в какой-то затянутый паутиной угол, где я и просидел до конца боя, так никого и полечив. 🙁

В  горе и печали от своей загубленной карьеры попёрся слоняться по базе и зашёл в Центр Боевой Славы, а там уткнулся носом в стенд о паундерах. Паундер – это один из видов Механизированного Автоматического Костюма Солдата(или МАКСа, слово “экзоскелет”, коим это чучело обозначается у человеков, почему-то не прижилось). Слово это ведёт своё происхождение от человского “полундра”, что, в свою очередь означает “спасайся кто может”.

На самом видном месте помещены выписки из “Наставления Отца Сыну” – одной из основных книг бандерлогов. “Паундер – цель номер один, будут целиться в него, а попадут в тебя, –  держись подальше от паундера”, – написано там. – “Паундер не видит дальше своей нагибалки, – не выходи впереди паундера. Если же врагов – легион и тебя прижали к стене – лезь в паундер, только так не нагнут. Может быть.”

Центральное место занимал фотоотчёт о выдающемся подвиге Вождя, когда он, в паундер забравшись, с группой верных товарищей(я входил в их число), совершив самоубийственный бросок, занял ключевую точку в стане противника. Натурально, мы стали костью в их горле. Силы брошенные на нас были неисчислимы. Но всё они разбивались о нашу несокрушимую оборону, в центре которой в верном паундере стоял Вождь. Страх на врага он наводил неописуемый, т.к., не стоял на одном месте, как можно было бы предположить, а делал короткие вылазки. Враги же, завидев его СИ4 под себя бросали, в надежде его хоть как-то погнуть, так Вождя боялись.

Взяли его только толпой камикадзе. Натурально, набежали с минами в руках и забросали. Положили они согнутые обломки паундера на носилки и стали носить по своим территориям, подвигом великим похваляясь. А сами взглянуть на носилки боялись. Так страшен им был Вождь.

Прочёл я это и моя обида на Вождя враз поубавилась. Чего это я? Не дело обижаться на Великого. Подумал так – и сам себя испугался. Нельзя так думать! У нас был только один Великий Вождь.