Дневник старого бандерлога

Запись двадцать шестая

Третьего дня мне опять была выволочка. Вождя взорвал. Ну как взорвал, сел он ко мне в автобус покататься, а я, по нечаянности, за рулём и уснул. Ну и наехал на мины. С каждым может случится, в общем-то. Да. Но не у каждого в этот момент Вождь в автобусе видами любуется. Я некоторое время боялся даже взглянуть на него, но потом любопытство разобрало – а что же он на меня до сих пор не орёт? Глянул исподтишка – ах вон оно в чём дело! Он всё это время набирал в грудь воздуха… А потом как зарычит на меня! Как ногами застучит на меня! “Уходи-ка ты нубище отсюда! Как бы не было тебе, долбню, худо!” Пришлось, в самом деле, свалить, пока не начал своим испорченным костюмом мне в харю тыкать.

Но потом он, видимо, решил, что погорячился и снова начал играть в демократию. Вообще, демократия – это больная тема. Он где-то подцепил эти новые веяния, что надо советоваться с каждым, принимать во внимание каждое “му-му”… неудивительно, что у нас такой бардак. Вот Великий Вождь был – кремень! Скажет – как отрежет! А эти “ути-пути” до добра не доведут. Хотя, если честно, Великий тоже был склонен к “европейским ценностям”. Не знаю что это, но на слух похоже на “еврейские драгоценности”. Судя по всему, все ищут где бабло зарыто, а чтоб никто не заподозрил, притворяются белыми и пушистыми.

Короче, похоже Вождь опять решил, что его имидж(не знаю, что это, но сильно на пиджак похоже) слишком диктаторский и начал притворяться интеллигентом. Ну например, демонстративно совершил ошибку и столь же демонстративно в ней покаялся. Потом извинился(!) перед кем-то, но, видимо это ему показалось мало и он начал повторять “Видите! Я извинился!” Не знаю, зачем ему это, всегда был далёк от этих политических игр.

Дневник старого бандерлога

Запись двадцать пятая

Сегодня помогали тренировать нашу элитную команду. Вождь прямо сказал, извиняйте ребята, но вы нынче не более чем пушечное мясо, на котором будет оттачиваться клинок победы. В принципе правильно всё, но почему-то меня это покоробило. Возникло желание устроить маленький такой бунт роботов. И, судя по всему, не у меня одного. Бойня разгорелась нешуточная. Даже такое клешнерукое дно как я пятерых нагнул. Ибо нефиг.

Поскольку дело было очень важное, Вождь постоянно объяснял то и это, но даже его взбесила тупизна некоторых бандерлогов. Они обнаглели до того, что начали ему задавать вопросы типа “а почему так?”, “а зачем эдак?”. Вождю! До него это не сразу дошло, но когда он понял… объяснения прервались на полуслове, Вождь обвел всех ласковым взглядом и кротко поинтересовался, правильно ли он понял, что нам что-то не нравится. Как и следовало ожидать, ответом ему были перепуганные выкрики “нет-нет!”, “всё хорошо!”, “очень нравится!” и “у меня всё есть, я всем доволен!”.

Дневник старого бандерлога

Запись двадцать четвертая

Сегодня случился любопытный казус, какой то бандерлог нечаянно Вождя подставил. Обосрался у него за спиной. Ну а тот, видимо, поскользнулся, и, толи кого недостаточно нагнул, толи его самого(упаси Повелители), того… Я сам не видел, отвлёкся на подъём очередных бестолковцев. Но зато хорошо видел, как после боя он построил свою группу и допрашивал, кто где был, и почему обосрался. А те только угрюмо сопели и отмалчивались.

Зато потом наши, видно желая загладить оплошность, начали показывать чудеса героизма. Вождь, понимаешь, бросает нас во всякую бойню, прямиком в пекло, а мы там стоим насмерть. До победы, правда ни разу не достояли, враги, разъярённые нашим упорством, наращивали превосходство раза в 3-4 и тупо закидывали нас мясом(хорошо хоть не дерьмом 🙂 ). Вождь был очень доволен нашей стойкостью. Настолько, что начал даже заниматься психотерапией, чуть ли не сопли вытирать(что ему вообще-то не свойственно). Идем это мы с поля брани, все в слезах и соплях, а он разглагольствует, какие мы молодцы и как здорово их нагнули. Гораздо сильнее, чем они нас. Стая после эдаких слов необычайно воодушевляется и просит Вождя найти еще местечко, покруче. А он рад стараться, бросает нас в очередное нагиналище.

Тут, правда возникает ряд тонкостей… Из-за спешки приходится быстро поворачиваться и внимательно слушать Вождя, чего бандерлоги страсть как не любят. Особенно те, кто утром поленились уши помыть. От того вылазят разные нестыковки и несуразицы. Кто-то чего-то не дослушал, не так понял… в общем, всё как обычно. Но Вождь сегодня был так доволен, что на эти мелочи внимания практически не обращал.

Да, забыл сказать! Язык-то у меня вылечился. Но, интересный факт, я как-то за эти несколько дней молчания отвык говорить. Не знаю теперь, что и делать. 8(

Дневник старого бандерлога

Запись двадцать третья

Намедни со мной случилось страшное. Язык прокусил. Вот вы смеётесь, а зря. Нет ничего страшнее для бандерлога, чем распухший язык. Впрочем, начну с начала. Как всегда всё случилось на тренировке. Вождь решил в очередной раз потренировать нас, и, чтобы не терять времени зря, совместил две тренировки в одну, кроме всего прочего, мы, оказывается, должны были научиться спонтанно выбирать лидера команды. Только об этом сообщить нам забыл. И, как выяснилось, зря. Мы(я, как на грех, специально попросился в команду без Вождя, чтобы разобраться, не был ли наблюдаемый мною ранее “обратный синдром Вождя” просто статистической погрешностью), по привычке, толпой ломанулись в бой, и как следствие, слились. И ещё раз. И ещё. После третьего раза все стали в круг и стали выяснять, что за хрень происходит. Тут то и вылезло, что командира то у нас нет. И кто-то из длиннохвостых братьев, из тех, у кого язык длиннее рук, не подумав ляпнул – “Это Вождь командира не назначил! Он во всём виноват!”

Повисла мёртвая тишина. Всё, боясь посмотреть друг на друга, дружно молчали, и, судя по всему, как и я, пытались убедить себя, что ничего не слышали. Наконец один из бандерлогов, окинув всех мутным взглядом, заплетающимся языком косноязычно пробормотал: “Я ничего не слышал”, – и на непослушных ногах поплёлся подальше от страшного места. “И я!”, “И я!”, – раздались полные ужаса возгласы вокруг меня и очень быстро я остался почти один. Было ещё два банда, но один как раз чесал яйца(обычай о котором я уже упоминал) и ничего не заметил, а другой как раз отлучался по естественным надобностям и ничего не слышал. Тягостно вздохнув я поплёлся объясняться к Вождю, пока он не начал гневаться. Вождь, что не удивительно, долго не мог ничего понять. Ясное дело, я сам тихо охреневал от того псевдонаучного бреда, который в виде объяснения проваленной трени вывалил ему на голову. Не мог же я сказать ему, что было на самом деле! Наконец он поднял на меня взгляд и спросил, – “и что дело только в этом?”. Я утвердительно закивал головой, прикусив язык со страха, что Вождь догадается, что я нагло лгу ему прямо в глаза. И прокусил его. Вот беда-то какая.

И вот теперь я фактически выпал из жизни стаи, т.к. не могу сказать ни слова. Да ещё Вождь, как на зло, постоянно отсутствует по своим делам, можете представить как расслабившаяся стая треплет языками по любому поводу, а что я могу вставить своим распухшим языком? “Му-му?” Вот и молчу, от греха подальше. Одна надежда, что скоро пройдёт.