Дневник старого бандерлога

Запись двадцать вторая

Третьего дня Вождь собрал стаю, посадил в свой личный самолёт(размерами с хороший войсковой транспортник) и начал возить нас по тренировочному лагерю(там возвели образцы объектов удержания и захвата), с целью поделиться своей великой мудростью. Нет, я ничего не скажу за его сумрачный стратегический гений.  Тут проблема в другом. В прошлый раз он тоже делился с нами своими наработками, ничем хорошим дело не кончилось.

Дело тогда так было. Вождь, как всегда бегал вместе с нами, но, отчего-то, молча. Это было настолько необычно, что в стае уже пошли боязливые шепотки, что он, наверное, прикусил язык от гнева, вызванного нашими нубскими действиями. Не долго думая, я сделал вид, что споткнулся и в падении, полуобернувшись, поглядел на него. Нет, лицо его не было искажено гневом, оно было возвышенно одухотворённым. Я понял, что Вождь обдумывает какой-то грандиозный замысел и струхнул ещё больше. Когда Вождя постигает разочарование в тупых бандерлогах, неспособных воплотить в жизнь его грандиозные задумки… это действительно страшно. Рядом лучше не находиться. Я подумал, что самое время свалить подальше. но, сожалению, не успел, – Вождь разразился вдохновенной речью о том как нам можно надёжно всех нагнуть.

Его речь была проста, понятна, доступна и обстоятельна. Он объяснял действия каждого при любом повороте ситуации. Его план действительно был гениален. Но я поймал себя на мысли, что уже не помню, с чего Вождь начал свой монолог, т.к. в мои куцые мозги такая бездна информации поместиться просто была не способна. Окинув всех пристальным взглядом я понял, что большая половина стаи испытывает те же затруднения, что и я, остальным информация в мозги с трудом влезла и они с колоссальным напряжением пытались её там удержать. И никто, никто не осмелился сказать Вождю о возникшей проблеме. Понятное дело, кто же хочет быть изгнанным из стаи с позором?

Закончилось всё тогда хреново. При попытке воплотить в жизнь гениальные замыслы Вождя мы все дружно опять обосрались, чем ввергли Вождя в продолжительную депрессию. Он даже заявил, что не хочет командовать сборищем таких тупиц и если мы не изменим своего отношения к делу, он уйдёт из стаи. Что любопытно, произошла там интересная вещь. Когда Вождь начал ругаться на тупых тетерь, просравших такое простое дело, один из бандов(кстати, державшийся до конца), изобидевшись на нечестные, по его мнению обвинения, побежал к ближайшему лесу бросив нагибалку и срывая с себя амуницию.  Вождь, поняв, что перегнул палку, пошел его уговаривать успокоиться. Дальше всё было как в известной человской поговорке – “пошёл по шерсть, да вернулся стрижен”. Уговорить получилось, да только уговорил не тот и не того. Для тупых поясняю, не Вождь уговорил бандерлога, а совсем даже наоборот. Я так понимаю, тому удалось открыть Вождю глаза на небезызвестный “синдром Вождя”, когда в отсутствие руководящей и направляющей воли Вождя, стая превращается в скопище тупых идиотов, не способных на простейшие осмысленные действия. Вождь согласился, что с этим что-то надо делать и объявил во всеуслышание, что если мы не изменим своего отношения к делу и по-быстрому не эволюционируем хоть чуть-чуть, он не то что не будет командовать таким сборищем дегенератов, а просто находиться рядом с нами не сможет.

Вот и нынешняя “экскурсия” была из серии “развивающих упражнений”. Теперь мы все ходим на тренировки(даже мне, толстожопому, приходится 🙁 ). К моему глубочайшему изумлению, эволюционный прогресс стал заметен даже невооружённым глазом, банды как-то резко перестали флудить, скилл улучшился, результативность возросла. Но наблюдается какой-то странный феномен, я предварительно назвал его “обратный синдром Вождя”. Суть его в том, что в присутствии Вождя бандерлоги стали бояться совершить ошибку и тем самым разозлить лидера. Из-за этого они больше нервничают, тормозят, и, как следствие, ошибаются. Ничем иным я не могу объяснить тот странный факт, что команда, за которую играет Вождь, как правило проигрывает. В дальнейшем надо уделить больше внимания изучению этого странного феномена.

Дневник старого бандерлога

Запись двадцать первая

Вчерась была мне выволочка. Взял вождь меня за волосы и начал меня мордой в моё же гавно тыкать. Одно радует, это произошло не только со мной. Впрочем обо всём по порядку.

Началось всё довольно обыденно, Вождь, отдохнувший и выспавшийся после вчерашнего, взялся “водить козлов с друзьями”, ну, т.е., командовать стаей в боевой операции. Но вот выспаться то он выспался, а проснуться забыл. Так что видя наше неумение взять штурмом довольно простую позицию(а нагибали нас постоянно в одном и том же месте), он сначала робко протестовал, что пора бы уже проснуться, он же проснулся, но потом замолчал, и мы увидели, как его лицо заливает улыбка закоренелого мазохиста. “Сливайтесь, сливайтесь, братья”, шептал он, и от этого нам становилось еще страшнее и мы делали всё более тупые и глупые ошибки. Наконец схватка закончилась, но для нас всё ещё только начиналось.

 

Вождь собрал нас всех вместе, признался, что любит нас даже таких, всех и каждого, а потом начал любить. Нет, это было не то, что вы подумали. Но… лучше бы это было то. 🙁 Он прошелся по всем нашим ошибкам и очень вежливо обложил в семь этажей, не переставая говорить, как любит нас даже таких клешнеруких крабоподобных обезьян свиноскотских. Он постоянно извинялся, что не помнит кто где стоял, но при этом каждый почему-то был натыкан мордой в своё собственное дерьмо, а потом хорошенько потаскан за хвост по нему же. Не обосравшихся, кстати, не было.

Кто-то из-за спин, кажется это был СЛ, буркнул, что за хвост-то не стоит, но Вождь всё расслышал и прошипев “только массовое таскание за хвост спасёт стаю” внезапно прекратил экзекуцию и ласково глядя на нас прошептал: “Сдаётся мне, щенята, вы летать разучились. Но это поправимо”. После чего обвел нас взглядом и сказал – ” Дети мои, все, кто любит меня, – за мной!”

И мы пошли. Все.

Дневник старого бандерлога

Запись двадцатая

Сегодня Большой Бабуин, ну, т.е., Вождь наш, был, такое впечатление с большого бодуна – он был на удивление немногословен. Ставил только короткие четкие задачи. Короткими рубленными фразами. И практически никого не ругал, наоборот – хвалил всех. Делал пару небольших замечаний и всё. Дескать, все вокруг нубы, тормоза и чайники, а в остальном всё в норме, всё в порядке. Вся стая была необыкновенно воодушевлена его словами, наверное оттого, что бандерлоги из-за куцых мозгов склонны запоминать только последние слова. Вот все и радовались – ну как же Вождь сказал, что всё в норме, похвалил всех.

Это не то что вчера, когда Вождю показалось, что на него положили болт. В этих случаях он становится желчным и нудным, долго объясняя всем всю глубину их морального и нравственного падения. И я его понимаю – раз простишь, два не заметишь, и вот ты уже не вождь, а <censored>. Хотя тут он ошибся. Никто не собирался класть на него болт, ну, подумаешь, забыли МАКСа в бой одеть, так сразу такой шум учинять. Мозги то маленькие, соображаем плохо, вечно он нас за людей держит. Но поправлять его никто не стал. Раскрывать рот в такой ситуации не рискнул бы и законченный самоубийца.

День вчера вообще был на удивление дурной, Вождю даже авиации нашей пришлось дать на водку, иначе они делали вид, что у них летать не получается, думаю, с водкой они погорячились – он им этого так не оставит, вместе с пресловутым “возложением болта” – жди последствий. И точно – как в воду глядел, Вождь начал нас учить обнаруживать мины. Ну натурально ставит мину, если её никто не заметит через пять секунд и не подорвёт – сам взрывает. Нужно ли объяснять, кто чаще всех оказывался стоящими на этих минах?

Мне это напомнило время, когда он только стал Вождём. Он нас тогда воевать учил. Примерно как щенят летать учат – берут за загривок и швыряют в пропасть. Если разбился – значит плохо хотел летать научится. Или вообще не хотел. Кто этих собак разберёт. Пока еще ни кто не научился, но бандерлоги всё пробуют и пробуют. Вот так и Вождь – постоянно бросал нас во всякую бойню, в надежде, что мы таки научимся воевать. И очень многие быстренько научились. Что говорит о том, что бандерлог в эволюционном развитии стоит всё же повыше собаки.

Дневник старого бандерлога

Запись девятнадцатая

Ой, что было намедни, бандерлоги… давно я так не пугался.

Залез Вождь в сваво любимого МАКСа и принялся нагибать супостатов в своё удовольствие. Но тут смотрит – а чего это его не чинят? Он дамаг получает, МАКС гнется потихоньку, под тяжестью нагибалок, на него обрушившихся, а его не чинят? Его, Вождя, не чинят?! Повел он начальственным оком по сторонам – глядь, а его любимый оруженосец, что всегда ему полевой ремонт на ходу учинял, нагнутый лежит! А медики распрямлять его не торопятся! То что они в это время выпрямляли других его нисколечко не беспокоило. Согласитесь, когда это вождей беспокоили подобные вещи.

Ох он на них накинулся… как он их полоскал… Тузик грелку так не трепал, как Вождь этих нерасторопных оболтусов. Мама моя обезьяна, ещё чуть-чуть и он надругался бы над ними в извращённой форме(т.е. не вылезая из МАКСа). Впервые я обрадовался, что не нахожусь рядом с ним.

Дневник старого бандерлога

Запись восемнадцатая

Сдаётся мне, бандерлоги, что Вождь таки почитывает мой дневничок. Явно он сунул таки в него свой нос и нашёл в нем умаление своего достоинства. С чего я это взял? Очень просто. Обычно, когда мы ходили на войну, Вождь держал меня к себе поближе, чтоб я лечил его получше, а тут, готов поклясться, пару раз совершенно безразлично прошелся мимо меня и засунул в соседнее подразделение! Более того, когда третьего дня бились на техзаводе, увидев меня в непосредственной близости от себя, он недовольно сморщился и рыкнув “сиди здесь”, ткнул пальцем в какой-то затянутый паутиной угол, где я и просидел до конца боя, так никого и полечив. 🙁

В  горе и печали от своей загубленной карьеры попёрся слоняться по базе и зашёл в Центр Боевой Славы, а там уткнулся носом в стенд о паундерах. Паундер – это один из видов Механизированного Автоматического Костюма Солдата(или МАКСа, слово “экзоскелет”, коим это чучело обозначается у человеков, почему-то не прижилось). Слово это ведёт своё происхождение от человского “полундра”, что, в свою очередь означает “спасайся кто может”.

На самом видном месте помещены выписки из “Наставления Отца Сыну” – одной из основных книг бандерлогов. “Паундер – цель номер один, будут целиться в него, а попадут в тебя, –  держись подальше от паундера”, – написано там. – “Паундер не видит дальше своей нагибалки, – не выходи впереди паундера. Если же врагов – легион и тебя прижали к стене – лезь в паундер, только так не нагнут. Может быть.”

Центральное место занимал фотоотчёт о выдающемся подвиге Вождя, когда он, в паундер забравшись, с группой верных товарищей(я входил в их число), совершив самоубийственный бросок, занял ключевую точку в стане противника. Натурально, мы стали костью в их горле. Силы брошенные на нас были неисчислимы. Но всё они разбивались о нашу несокрушимую оборону, в центре которой в верном паундере стоял Вождь. Страх на врага он наводил неописуемый, т.к., не стоял на одном месте, как можно было бы предположить, а делал короткие вылазки. Враги же, завидев его СИ4 под себя бросали, в надежде его хоть как-то погнуть, так Вождя боялись.

Взяли его только толпой камикадзе. Натурально, набежали с минами в руках и забросали. Положили они согнутые обломки паундера на носилки и стали носить по своим территориям, подвигом великим похваляясь. А сами взглянуть на носилки боялись. Так страшен им был Вождь.

Прочёл я это и моя обида на Вождя враз поубавилась. Чего это я? Не дело обижаться на Великого. Подумал так – и сам себя испугался. Нельзя так думать! У нас был только один Великий Вождь.

Дневник старого бандерлога

Запись семнадцатая

Намедни со мной случилась коллизия. Во время тренировки пристроился в укромном уголке и задремал. Вождь же, видя такое дело, вырезал из бумаги крабика и повесил мне на хвост. Намекает, стало быть, на клешнерукость и нежелание тренироваться. То что я не в состоянии двигаться более ловко(возраст сказывается) – никого не трахает.  Все бандерлоги при виде этого крабика стыдливо отводили глаза и изображали, что ничего не видят. Вся проблема состоит в том, что в стае меня содержат из жалости. Верные обезъяны донесли, что, натурально, состоялось собрание СЛов, где решалось, что делать с одним престарелым некромантом и подобными ему клешнерукими лентяями.

Вопрос более серьёзен чем кажется, ведь с одной стороны мы портим стае все показатели. С другой – ни у одной обезьяны не поднимается лапа выгнать старика из стаи. Нет, у обезьяны, может и поднялась бы, но поскольку СЛы слишком сильно продвинулись по пути эволюции, этические проблемы их стали мучить не в пример сильнее. Отсюда растут ноги у всяких недоразумений типа этого крабика.

Я бы и рад потренироваться со всеми, но прекрасно знаю – толку от этого не будет. Будем смотреть правде в глаза – я стар. Я суперстар… 🙁