Дневник старого бандерлога

Запись одиннадцатая

Перед тем как идти на сходку, смазал хвост солидолом. Ну, чтобы, если Вождь оторвать захочет – чтоб ему несподручно было. Потом оттирать замучался, соратники до сих пор косятся, понять не могут, чем от меня попахивает. Пришлось соврать, что это аж с того времени, как меня облаком пафоса накрыло, запах не выветрился. Поверили, обезьяны тупые. Я хотел было одеколоном побрызгать, но какая-то обезьяна нашла мою нычку и всё выпила. В другой нычке у меня духи лежат, спёр, когда вражеский штаб громили, но воспользоваться ими остерегаюсь – могут принять за ванушного шпиона.

На сходке всё оказалось не так страшно, Вождь, вопреки ожиданиям был весьма благодушен, наверное, мысленно уже представлял себя в водах лазурного моря. Тем не менее, одну пакостную новость он нам объявил. Дело в том, что у каждого бандерлога есть рация. Где мы их пионерим – не скажу. Но это и не важно. Рации используются для общения в бою. У каждой команды – свой канал. Ну так вот, он сказал, что продвинутые отныне будут тренироваться отдельно от остальных и выделил под это дело отдельный канал. А остальные чтоб к ним в канал не лезли. Отделил значит агнцев от козлищ, чистых от нечистых, а обезьян от бандерлогов. Это, стало быть, чтобы бардака поменьше было.

Бардака от этого, конечно, меньше не стало. Вот, третьего дня, бегаю я по степи в гордом одиночестве, на выделенный канал завистливо поглядывая. Но со связи не ухожу, занял вспомогательный канал, да и сижу в нём – мало ли, вдруг тревогу объявят. А тут Вождь, весь из себя такой продвинутый. И говорит мне – а чего это ты тут один в канале сидишь? Чего сижу… хвост дорог, как память о предках, вот и сижу. Но, этого я ему, конечно, не сказал. Во избежание. Ну, он меня в выделенный канал и переключил. А сам дальше побежал. А в канале… короче, все продвинутые оттуда давно свалили и там всё как всегда. А я и не знал.

А намедни около часа ждал пока Вождь на ужин свалит с выделёнки – солидол-то с хвоста я уже оттёр. Дождался, зашёл, представился, попросился побегать с ними. Ничего так, приняли, побегали, правда молчать пришлось всю дорогу, непривычно очень, но я терпеливый. Я давно заметил, что в присутствие Вождя все бандерлоги такие правильные – ну чистые люди! А как он уйдёт – на себя похожими становятся. В его присутствии даже и не знаю, снизошли бы до меня или нет. Для того и ждал, пока он уйдёт.

Кстати, когда бегали, битва начала складываться не в нашу пользу. Я уж хотел было предложить сваливать, а тут один из СЛов встаёт в пафосную позу и говорит, дескать, велик Ауракис, а отступать некуда – позади варгейт! Первая мысль у меня была – отпрыгнуть как можно быстрее и как можно дальше. Но сдержался, отошёл не торопясь, а уже потом издали на его ЧСВ посмотрел. Ничего страшного не было, не особо расчёсано, но тем не менее, в бою старался особо к нему не приближаться. Хватит, належался в коме.

Leave a Reply