Дневник старого бандерлога

Запись четырнадцатая

Случилось страшное. Наш Вождь, Великий и Ужасный, Лучший Друг всех нагибаторов, Белое Пламя Пляшущее На Кончике Ствола, оставил нас. Обнаружив на кончике хвоста седые волосы он задумался о том, что хорошо бы озаботиться наследником. И, к нашему всеобщему горю, озаботился.

Весь тот день предвещал недоброе. Всё одно к одному указывало на грядущие неприятности. Конг не ловился, вануб глумился, нагибалка из рук выпадала, и, когда я узнал о внеочередном сборе, не сильно и удивился. Неприятностей ожидали все, но такого… такого не ожидал никто.

Вождь окинул нас суровым, но благожелательно-грустным взглядом и произнёс долгую речь суть которой сводилась к тому, что он таки вынужден покинуть нас, но унывать не стоит, т.к. мы остаемся в надёжных лапах эСэЛов. Хотя глядя на перекошенные эСэЛьские морды я не был бы в этом так уверен. Под конец он тяжко вздохнул, взглянул на нас в последний раз и сказал: “Товарищи! Братья и… братья! Дорогие соклановцы! Я устал… я ухожу.” Сказал – и ушел.

Уныние охватившее стаю не поддавалось описанию. Отпечатки ступней вождя на Скале Совета залили расплавленным гранитом и теперь, отлитые в граните, они стоят посреди Поляны Памяти. Время от времени, то один, то другой бандерлог падает перед ними на колени и с жалобным воем горестно бьется о них головой, не в силах выразить переполняющие его чувства. Нагибательство утратило былую остроту и уже казалось, что всё кончено, но бандерлоги из других стай видя наши невыразимые муки решили поддержать нас в трудную минуту.

По одному, по два, мелкими группами, они приходили к нам и выражали желание сражаться под нашим знаменем. Третьего дня военный вождь собрал их вместе и долго делился с ними нашими военными наработками, а они, восхищённо глядя на него, внимали его мудрым словам. Глядя на это воодушевились и другие. Скоро Ауракис снова будет трепетать перед нашим именем! Красные идут!

Leave a Reply