Дневник старого бандерлога

Интерлюдия

Мимо отвесных скал, недалеко от подножия Минас Моргула, по еле заметной тропинке, вьющейся между кустов, осторожно шел старый усталый бандерлог. Внезапно он остановился, посмотрел на выступающий камень, оглянулся по сторонам, и, буркнув под нос – “кажется, это здесь”, встал к этому камню вплотную. Только с этого места было видно, что камень не является частью скалы и между ним и скалой есть узкий проход. Присев, бандерлог замер за, как будто случайно, выросшим именно здесь кустиком. Но все было тихо. Кажется, его странное поведение никто не заметил. Да, собственно, и некому было. Кто осмелится появиться вблизи передовой крепости Темнейшего? Ищите дураков в другой сказке, ага. Но регламент надо соблюдать. И, выждав положенный срок, стараясь не производить шума, старик медленно попятился в глубь скалы. Ход быстро перешел в пещеру, и, уже не скрываясь, он выпрямился и осторожно пошел вглубь.

Идти пришлось недолго. Остановившись между двумя выступающими камнями, бандерлог негромко произнес странную фразу, – “туки-туки, ловим глюки” и замолчал, поглядывая на часы. Ровно через три минуты фраза была повторена. Ответом было молчание. Немного подождав, он недоуменно огляделся и уже громче сказал, – “да ладно врать, не верю, что пост сняли”. Тень под потолком зашевелилась, упала вниз и немолодой дроу, поигрывая кинжалом приблизился к бандерлогу.

– Что-то я тебя не припомню… – с сомнением произнес темный эльф.

– А должен? – ухмыльнулся пришедший.

– И верно, не должен, – вернул ухмылку часовой, – но подразделение ты назвать обязан.

– Не обязан, – ответил старик, – хватит проверок, старшего зови.

– И то верно, – прошептала тьма, потому что дроу уже рядом не было.

Минут через пять раздались тяжелые шаги и грузный орк вопросительно взглянул на пришельца. Тот, стараясь не делать резких движений подошел к нему и прошептал на ухо несколько фраз. Орк задумался.

– Уверен? – спросил он.

– Конечно, – ответил бандерлог.

– А я вот нет, – пробормотал солдат и коротко взглянув на собеседника, скомандовал: – жди здесь!

И, не торопясь удалился. Его не было весьма продолжительное время, после чего он вернулся, сел на камень и задумчиво взглянул на пришельца.

– Присядь! – произнес он.

Старик торопливо присел на обломок скалы. Но солдат не торопился, внимательно его разглядывая. Наконец он тяжело вздохнул и, словно нехотя, как будто выполняя опостылевшую обязанность произнёс:

– Твой пароль устарел.

– Как так?!

– Да вот так. Год назад сменился начальник Темной канцелярии. Почти эпохальное событие, раз в двести-триста лет случается. Ну и новый первое что сделал – устроил массовое обновление паролей. Так что сам понимаешь…

– И чего мне делать теперь? – растерянно пробормотал бандерлог.

– Нуууу… – протянул его собеседник, – есть варианты. Можешь подать запрос на восстановление связи. В общем порядке. Сейчас многие так делают. Из-за этого обновления по ошибке много данных затерлось. Нарушились связи между родичами. Это все еще долго восстанавливать будут. Так что, в общей массе, твой запрос пройдет незамеченным. Но именно из-за того, что он пойдет в общей массе, решение его может сильно затянутся. Другой вариант, если у тебя что-то серьёзное в кармане. Тогда можешь напрямую обратиться в канцелярию Темнейшего. Такие вопросы решаются молниеносно, но если они решат, что ты их зря дергал и вопрос не очень важен – гаплык тебе.

– Да чего у меня важного… – растроено прошептал старик, – домой хотел вернуться.

– Понимаю, – задумчиво сказал орк, – тогда есть еще и третий вариант. Ты ведь ни в чем этаком не замешан?

– Да вроде нет…

– Замечательно! Тогда смотри – здесь из-за этого бардака про тебя вряд ли кто вспомнит. Тебе есть разница где доживать? Почему бы и не там?

– Ну ты как скажешь, начальник… – ошеломленно уставился на него бандерлог.

– Да как есть, так и говорю. Впрочем, решать тебе. Амалико! – бросил он в тьму, вставая, – проводи гостя на выход!

– Пойдем, – мягко, но уверенно рука дроу повлекла бандерлога в сторону.

Через некоторое время он оказался снаружи, разумеется, совсем не там, где зашел внутрь. Не торопясь, прошел вдоль скалы пару сотен метров и задумчиво присел на подвернувшийся камень. Предстояло решить как жить дальше.

А в полумраке пещеры дроу поднял листок, выпавший из сумки посетителя. Там была короткая забавная история.

“Однажды хэвик поскользнулся на свежем дерьме и упал с моста в озеро химических отходов. Настолько едких, что ему сразу звиздец настал. А тут я рядом был. И, разумеется, реснул. А он, разумеется, опять навернулся. А я, не будь дурак, снова реснул – ну, интересно же, будет он вставать или нет? Экспа, опять же капает… 🙂

Эта история могла бы продолжаться бесконечно, если бы сзади не раздался рык Вождя – “Кончай herney страдать, долбаный свиноклюй! Беги вперёд, помоги товарищам!”

И я побежал, горько сожалея об упущенной выгоде. 🙁 ”

 

Конец первой части

Дневник старого бандерлога

Запись пятьдесят первая

В стае воцарились разброд и шатания. В первый день никто(даже я, ко всему привычный) даже нагибалку  поднять не мог, а из-за каждого куста слышался горький плач. Потом всё малость успокоилось, но лучше не стало. Опечаленные бандерлоги, чтобы заглушить боль утраты, пустились во все тяжкие. Хвала Пресветлым, извращениями с ванубами никто не предавался, но и без них разврата хватало. Чего далеко ходить, один мой знакомый сознавался, что, в поисках новых ощущений взял реактивный ранец, забрался на крышу, и там, занялся, прошу прощения за мой обезьяний, мастурбацией. Да, да, он так и сказал – “дрочил лайтом на крыше”.

Видя такой бардак один из СЛов не выдержал. Вечером, на стихийном собрании стаи он вышел в круг и прямо заявил, что в стае нужен порядок, и, чтобы навести его, он готов стать новым Вождём, а уж Великим или нет – пусть обезьяны решают. Вот это номер, клянусь Хануманом! Воцарилась мёртвая тишина и только кто-то испуганно проблеял, – “что, и нагибалку возьмёшь?”

Дело в том, что Великий Вождь перед уходом воткнул свою палку-нагибалку в землю и, обведя всех взглядом, сказал, что только достойный сможет её достать. А недостойного, Сила содержащаяся в ней, сама разорвет на мелкие кусочки. Нужно ли говорить, что к страшной нагибалке ближе десяти метров никто не приближался? С другой стороны, все норовили держаться к ней поближе, единственная оставшаяся у нас вещь Великого Вождя одним своим видом поднимала боевой дух. Такое вот единство и борьба противоположностей, да… Ну так вот, СЛ, не изменившись в лице, сжал зубы и говорит, – “надо будет и возьму!” Ну, тут все без слов на нагибалку и посмотрели. Неужто и в самом деле осмелится? Поступок, достойный Вождя… “Быть ему Вождём, если из земли вырвет”, – подумал я, – “ну, это, конечно, если жив останется.” СЛ подошел к нагибалке и резко положил на неё лапу. По его телу прошла судорога, но он остался стоять. Он совладал с Силой старого оружия! Не меняясь в лице он с видимым усилием потянул её на себя и вырвал палку-нагибалку из земли. Вся стая молча встала на колени и поклонилась новому Вождю. “Я наведу у нас порядок, бандерлоги, – сказал он, и еле слышно, так, что услышал, наверно, только я, добавил, – новый порядок.”

А вот тут я и задумался, а так ли оно все мне надо?…

Дневник старого бандерлога

Запись пятидесятая

Случилось страшное. Опять. Не прошло и три года. Наш Вождь не просто так властью поделился. Он решил лыжи намылить. Или шею салом намазать? Не помню, как правильно, в общем, вы всё правильно догадались. Он делает ноги. Как и предыдущий.

В этом месте я должен был бы сказать что-то типа “ничего не предвещало трагедии”. Ошибаетесь. Предвещало и ещё как. Третьего дня он запрыгал. В общем-то ничего особенного, но, как в известном анекдоте, есть нюанс. Прыгал он, когда мы бегали со стаей о которой я упоминал выше. С двуцветными, короче. Желто-голубыми. Я как это увидел, чуть хвост себе не оторвал от ужаса. Это симптом древней болезни бандерлогов. Болеют ей только бандерлоги. И только желто-голубые. Не все, конечно. Но, как передаётся заболевание, не знает никто. Возбудитель тоже неизвестен. Просто однажды жёлто-голубой бандерлог начинает скакать, занимается только этим и ничем хорошим дело, понятно, кончится не может. А там, глядишь, второй запрыгал, третий… и понеслось. 🙁

Известно даже древнее пророчество, гласящее, что когда все бандерлоги оденутся в желто-голубое и начнут скакать наступит конец света. Некоторые добавляют – в отдельно взятой стае. Другие – что в стране. Не знаю. Древний язык тяжел и труден в прочтении. Сколько обезьян – столько и мнений. Понятно одно – трагедия будет чудовищна.

Такие поскакушки, конечно, не обязательно симптом заболевания. Бывают ведь и совпадения, тем более, что Вождь прыгал весьма мотивировано, желая обозначить место сбора стаи. Может и так, но я всё равно счёл это очень дурным предзнаменованием и все три дня ходил как пришибленный, ожидая последствий. И когда сегодня объявили общий сбор, чуть не завыл от страха. Первая мысль была – не идти, но я отверг её как мальчишество. Что бы это изменило? Так что я на негнущихся ногах приковылял на сбор и долго слушал, как СЛы объясняли народу, что ничего страшного не произошло, Вожди приходят и уходят, а Стая остаётся. В какой-то момент мне это опротивело, и я, тихонько отойдя в сторону, побрёл куда глаза глядят. Шел и шел, пока не понял, что ноги принесли меня в Сад Памяти. Я прошел в самый его центр, поцеловал отлитые в граните отпечатки ног Первого Великого Вождя, встал на колени, и, глядя на них, горько-горько заплакал.

Дневник старого бандерлога

Запись сорок девятая

Снова бегали с двухцветными. Всё у них не как у обезьян. Ну кому может прийти в голову красить форму в два цвета? И зачем? Двойной расход красителя. Сплошное разорение. Вот у нас форма правильная, одноцветная. У Ванубов, будь они неладны, техножрецы клятые, тоже. Вот ведь – еретики, а понимают. А тут…. нет, ход их мыслей мне постичь не дано. О чём это я? А! С двухцветными бегали. Вернее они с нами. Заметил странную вещь, когда они с нами бегают – они не матерятся. Впрочем, когда мы с ними – тоже. А вот когда они думают, что остались одни – ой-ой. Один мат – перемат. Я долго думал над этим, отчего так? Пришел к выводу – это они обычными обезьянами притворяются, втираются в доверие. Ведь почему они сначала с нами бегают, а потом мы с ними? Да просто, они потом приходят, типа, – “ну чё, пацаны, мы же с вами бегали? Давайте теперь вы с нами.” Заманивают, короче. А потом, глядишь, один к ним в стаю вступил, другой, третий… Для удобства передвижения и коммуникации, говорят, ага. Вот так и сбиваются честные обезьяны с пути истинного.

С другой стороны, с дисциплиной у них также как и у нас. Давеча, сам слышал, их СЛ командует, дескать моя группа по первой лестнице, остальные по второй. Ну а потом, разумеется, следуют разборки, кто по какой лестнице поднимался. Да, не каждая обезьяна поймет разницу между лестницами. Ну вот казалось бы, какая разница, какой рукой взять банан? Левой, правой, верхней, нижней? А вот, оказывается, нет. Не так уж они от нас и отличаются.

Дневник старого бандерлога

Запись сорок восьмая

Вчера Вождь решил побыть паладином. Должно, литровую огрел, – ну и, конечно, подобрел… Паладин – это такой весь из себя положительный персонаж из человских книжек. Не пьёт, не курит, за девками не бегает, и, главное, не матерится. Живая пропаганда, значится, здорового образа жизни. Меня, как я узнал, скрутило. Отвернулся в угол и долго пытался подавить рвущийся на волю гомерический хохот. Не материться, ага. Практически успешно смех идиотский в себе задавил, только плечи временами тряслись. А Вождь решил, что я плачу. “Ничего, – говорит, – каждый может быть паладином. Даже обезьяна.” Потом с сомнением повел взглядом по сторонам и поправился. “Почти каждая обезьяна”.

Смешно мне было, ага. Но вчера. А сегодня опять бегали с желто-голубыми и я послушал их разговоры. Один сплошной мат… может Вождь не так уж неправ со своим паладинизмом? Главное – лишний раз не смеяться. А то случай был, посмеялся в неподходящий момент.

Тут дело всё в том, что Светлые Боги, в своей непостижимой мудрости, оценивают, чья стая внёсла наибольший вклад в захват гекса и запечатлевают имя этой стаи на небесных скрижалях, видимых каждому. Ну, до перезахвата, конечно. А в тот раз фишка так легла, что мы с какими-то бесхвостыми макаками рядом сражались и косячили так при этом, что Вождь вспылил и сказал, что Пресветлые скорее отдадут победу этим черножопым обезьянам, чем нам. И угадал. Ну, это я сейчас так думаю. А тогда я подивился столь быстро исполнившемуся пророчеству. Ну сами посудите, шаман то тут я, это моя обязанность пророчествовать. Ну, и хохотнул, – “пророк, мля!”

Мда уж… сказал одно слово про одного бандерлога. Оказалось – на одного бандерлога и на одно слово больше чем нужно. Старею видно. Нюх теряю. Ну и чего удивляться, что у меня над ухом раздался разъяренный рык – “чего тебя <censored> <censored> <censored> сука <censored> <censored> так насмешило?” Объяснять Вождю что я имел ввиду было малость несвоевременно, пришлось рвать куда глаза глядят с низкого старта. Хорошо еще, что что броник снять успел, благодаря этому смог забиться в какую-то дыру о существовании которой раньше и не подозревал(и откуда потом с трудом вылез) и сидел там слушая как Вождь носится по гексу, требуя выдать меня на растерзание.

Вот так вот, детишки. Думайте, что говорите, где и когда. И оглядываться при этом не забывайте. Во избежание.

Дневник старого бандерлога

Запись сорок седьмая

Я собирался рассказать, почему до сих пор называю нашего старого вождя Вождём, хотя вождей  у нас теперь вроде бы пять. Да что тут, собственно рассказывать. Уж больно он страшен. Властью поделился, а характер не улучшился. Как глянет исподлобья – душа в пятки уходит. Хотя, честно говоря, сейчас полегче стало. Ну, когда единственным вождём быть перестал. Повеселел чутка, а то все ходил букой. Впрочем это вполне объяснимо. Раньше, когда я ещё служил у Темнейшего, наблюдал похожий случай. Был у тамошнего Большого Вождя заместитель, тоже Вождь, но из младших. И вот, значится, ходил  он веселясь и на службу поплёвывая, кум королю и сват министру, ровно до того момента, как Большой Вождь в отпуск ушел. И всё! Шутки кончились! Теперь он за всё отвечает! Вплоть до неровно постриженных волосиков в основании хвоста самого младшего чертенка… Вот и ходил он, угрюмый и злой… ровно до возвращения Большого Вождя. А потом снова – хи-хи да ха-ха. 🙂 Ну вот, а здесь, стало быть, точно такой же случай. Ответственности меньше – веселья больше.

И всё бы ничего, но со временем у него начала проявляться странная черта. Раньше, когда он был единственным Вождём, он не терпел никаких оправданий. Теперь он их требует. Ну вот, натурально, накосячим мы где-нибудь, а он требует объяснить, чего нам, тупым обезьянам, помешало исполнить его гениальный план. И дико удивляется, что со стороны онемевшей от ужаса стаи не доносится не единого звука.

Вот, намедни, на биолабе очередную ерунду сморозили. Была команда перед штурмом сконцентрироваться для удара. Ну а инфил побежал из банана по мостикам спотер поставить у внешней двойки. Ну, чтобы всем было понятно, где враг. А то у некоторых до сих пор сомнения бывают. Ну а народ же у нас тупой, видят – кто-то побежал… ну и ломанулись все за ним. Бой закончился в общем-то удачно(что в общем-то странно, такие спонтанные атаки обычно ведут к сливу), но потом Вождь начал, как всегда, вопросы задавать. Не, ну правильно же, он приказал стоять, а все побежали в бой. Ну, он и требует оправданий, что помешало приказ выполнить. “Чего молчите, – рычит, – нубяры тупые! Оправдывайтесь!” А все молчат и от страха трясутся. Не дай Великие Боги лишний звук проронить(я как-нибудь расскажу, что было, когда я хохотнул в такой ситуации)!

Повёл он взглядом по головам и на мне остановился. Я чуть не обосрался со страху. Поднимает он палку-нагибалку и со зверской рожей в меня ею тычет. “Ты! – рычит. – Оправдывайся!” Мне показалось, что подо мною пропасть разверзлась и я лечу в неё, черную, страшную… На негнущихся ногах я кое-как вышел перед ним, пал ему в ноги и стал, рыдая, биться головой о землю. “Прости, Великий! – говорю, – всё так и было как Ты сказал! Вся беда в том, что мы тупые нубяры, ДНО последнее! Инфил побежал спотер ставить, а мы за ни ломанулись!” Поднял он меня за шкирятник, посмотрел в глаза( я чуть не обосрался вторично) и ласково говорит – “Это было неправильно, не делай так больше!” Отпустил меня, повернулся к остальным и рявкнул – “Поняли, нубяры?! Это было неправильно, не делайте так больше!” Каков был процент обосравшихся не берусь и предположить. Меня потом многие благодарили, что Вождя отвлёк на себя, гнев его смягчил. А я не знал что им ответить. Они что, в самом деле нубяры тупые? Я же давал им почитать обязанности медика. Там предельно просто описано как вести себя в такой ситуации.

Дневник старого бандерлога

Запись сорок шестая

Третьего дня вернулся из отпуска. На грязи ездил. Я уже писал, что для бандерлога существуют только два вида отдыха, грязи и воды? Да? Ну так вот. Как зарылся я носом в лечебную грязь… лечебная то она лечебная, но как воняет! Как давно я не обонял этот запах! Как мне его не хватало. Я снова почувствовал себя как в детстве, маленькой беззаботной бибизянкой. 🙂

Говорят, что некоторые владельцы грязевых пляжей, для создания наркотического эффекта(ну, чтобы бандерлоги только к ним ездили) в грязь дерьмо подмешивают. Пока только говорят, за лапу ещё никого не ловили. Но что с таким негодяем сделают решено уже давно. Сначала его повесят за хвост. А если он переживет это унижение, к нему применят древнюю бандерложью казнь, в переводе именуемую “рубить хвост кусками”. Говорят после такого хвост не восстанавливается. Так бедняга и останется макакой бесхвостой без всякой возможности эволюционировать. А нечего было наркотой баловаться!

Так вот вернулся я с грязей… лучше бы и не уезжал! Сразу на плечи как мешок с песком опустился. Так похренело. А ещё у нас в аэропорту какой-то мудак плакат вывесил – “Добро пожаловать в наш хреновый мир обратно!”. Специально для вернувшихся с отпуска, ага. Узнать бы кто, рубленым хвостом не отделался бы, тварь! Сожрать бы его заставил! Без отрубания!

О чём это я? А! Да… с грязей вернулся… а дома полный бардак. 🙁

Наш новый вождь, бывший СЛ, оказывается, задолбался быть вождём. Его тоненькая, почти уже человеческая,  шейка, оказывается не вынесла груза ответственности за стаю. Всего пару месяцев Великим побыл, и вот – надорвался. Теперь у нас пятиумвират. Это производное от триумвирата, если кто не понял. Нет, а как еще сказать, если у нас теперь пять Вождей? Собрались СЛы в кучу, долго судили да рядили… не знаю чего они там курили. Пмсм, никто Вождём быть не хотел. Вот и порешили так чтобы никому обидно не было.

Но это не все плохие новости. Я как все узнал – чуть не упал. Короче, наш Вождь в чужую стаю вступил. Рядовым. Но и это еще полбеды. Эта стая не нашей фракции. Форма у них сверху жёлтая, как земля, а снизу – голубая, как небо. Перевернутый мир, массаракш! Ну, все всё поняли, кто они такие. Все такие разные, они желтоголубые, мы красные, но вот – бегаем вместе. Пытаемся по крайней мере. Они, переодевшись в нашу форму побегали с нами(не знаю, как им было не противно, но а вдруг они внедриться так замышляют?), а вот наши не смогли преодолеть отвращение и их форму натянуть. И наш старый Вождь(почему я его так выделяю, позже расскажу) вынужден был оправдываться перед их представителем по поводу этого казуса. Эта ситуация меня смутила настолько, что я быстренько согласился на переодевание, желая поглядеть на ту стаю в естественной среде обитания. Наши недоумённо на меня покосились, но ничего не сказали. А я не стал им говорить, что после некоторых шаманских ритуалов чувство отвращения исчезает как таковое.

Нет, ну формально это не запрещено, Кодексу не противоречит. Потому что, когда составляли Кодекс Поведения Бандерлога, такая Ересь никому в голову прийти не смогла. Но это случилось. Исполняются старые пророчества.  Сумерки мира, багровый закат, открылись ворота ведущие в Ад… Видно до Конца Света и впрямь недалеко. 🙁

Вот почему я хотел поглядеть на Вождя в форме той фракции и среди её членов. От того изменится ли там его поведение можно будет судить о многом, в том числе, почему он согласился на такое. Надеюсь, они его не пытали?

Дневник старого бандерлога

Запись сорок пятая

Наконец то составил штатные обязанности медика, которые по непонятной причине отсутствовали в документации. Составлять пришлось со слов Вождя и прочих начальников, а то и по наблюдениям в бою, но лучше уж так, чем никак.

Обязанности медика.

  1. Медик должен стрелять вперед(т.к. он стоит на месте, в то время как его товарищи бегут в атаку), по возможности выцеливая гранатометчика, в надежде, что тот испугается и не станет стрелять в МАКСа. Если гранатометчик попадёт при этом в медика – ничего страшного, т.к. МАКС стоит дороже. Однако в последнем случае медик должен быть готов объяснить, чего это он разлегся как последний нубяра, в то время как его товарищи нуждаются в помощи.
  2. Медик должен смотреть назад, прикрывая тыл своих товарищей, чтобы никакой гад сзади не подкрался.
  3. Медик должен смотреть по сторонам, определяя, не ранен ли кто(и, соответственно, лечить, а то и поднимать), а так же чтобы не упустить своего хэвика, который запросто может куда-нибудь убежать.
  4. Медик должен вовремя замечать упавших медиков соседних подразделений и, соответственно, принимать меры к их подъёму(а если его при этом завалят – он сам дурак).
  5. Медик должен своевременно бросать ресалки, однако бойцы сквада не обязаны вставать по ним, если это угрожает их КД.
  6. Всё это медик должен делать одновременно, т.к. если из-за нарушения какого-либо пункта случится какая-либо лажа, объяснения медика, что он выполнял всё остальное не являются для него оправданием.
  7. Если вдруг медика уличит в неподобающем выполнении вышеописанных правил Вождь, ни в коем случае не оправдываться(даже если сто раз прав), а напротив, смиренно покаяться и признаться в своём непроходимом нубстве( даже если это неправда). Дешевле обойдётся. Проверено. Кстати, не только медиков касается.

Дневник старого бандерлога

Запись сорок четвертая

Сегодня я спас Вождя. Он, размышляя о великом, неловко повернулся спиной к двери, а оттуда враг как выскочит! Я рефлекторно нагибалкой взмахнул, да и нагнул негодяя. Так ловко всё получилось, Вождь, по-моему и не заметил ничего. А я хвастаться не стал. Зачем? Вот такой я скромный герой. 🙂

С другой стороны нужно думать, что говорить и когда. На днях вышла очень неловкая ситуация, несколько бибизян хотели сказать одновременно. Их сообщения были своевременны и важны, но, к несчастью, Вождь тоже в этот момент что-то говорил. Не очень хорошо вышло, Великий чуть не разгневался. Споры об этом идут до сих пор, но, по большому счету, все сошлись в одном – для пользы дела можно перебить любого. Но когда говорит Вождь, лучше молчать. Дешевле будет. А то ведь Вождь разозлиться может. А когда он злится, мы из боёв не вылазим, нагрузки увеличиваются многократно. Что любопытно, потом Вождь сильно удивляется, а чего мы так часто падаем? Устаем сильно, вот и падаем! Ну чего не понятного то?

Да, кстати, сегодня Вождь меня страхуем назвал! Поворачивается ко мне и кричит – “чего стоишь, страхуй”! Сам себе поражаюсь, неужто я такой страшный?

Дневник старого бандерлога

Запись сорок третья

Какой со мной несчастный случай приключился. 🙁 Подставили по полной. Выхожу нынче к пункту сбора, а там – Вождь в своём МАКСе расхаживает, перед народом красуется. Я на него аж засмотрелся. Красив, не отнять. Весь в накладках, защитных вставках… сразу видно – костюм бойца! Подошёл ко мне, глянул, да и говорит:

– А что, шаман, есть у тебя такой костюмчик? Ну я ему, – “есть, как не быть”. А сам думаю – забыл, что ли? Вместе же со склада получали! Хотя мог и забыть. Ну кто он и кто я?

А он не унимается, – “небось канолевый, как на складе получил, так в шкаф и забросил”?

– Да нет, – отвечаю, – всё как у тебя, проапгрейжено, как положено.

Ну так еще бы, после очередного подвига Вождя, у себя в хижине, крепко заперев дверь, чтоб никто не видел, натягиваю костюмчик и красуюсь в нём перед зеркалом, воображая, что я – это Он.  🙂

– Да ладно, – говорит, – не верю. А ну-ка покажь!

Ну, пожелание Вождя хуже приказа… пришлось показывать. Он поглядел, походил вокруг, поворачивается к стае, – “глядите, орлы! – говорит, – вылитый я!” Поворачивается потом ко мне и говорит, – “ну так значит нынче вместо меня в МАКСе побегаешь, прикрывать меня будешь. А то мне надо свой в ремонт отдавать”.

Я, если бы костюм не стальной был, упал бы. “Как же так,- говорю, – Великий, вон же сколько достойнейших!”, поворачиваюсь к стае, а том пусто, как никого и не было. Понятное дело, МАКС то впереди всех бежит и все враги в первую очередь пытаются нагнуть кого? Вот то-то и оно, что его. Это после боя хорошо гоголем ходить, а в бою… на фиг, на фиг. Это у Вождя как-то получается от нагибалок уворачиваться, а вот что я делать буду? Поворачиваюсь к нему, а он смотрит на меня с хитрецой, – “давай, – говорит, – брат-храбрец, не посрами стаю!”

Я, на дрожащих ногах, с трудом нагнулся, поднял сумку свою лекарскую, вождю протягиваю, говорю, – “а кто же вас лечить будет?” Вождь сумку взял, ухмыльнулся, да как гавкнет – “эй, стая! Ловите!” – и кинул её через плечо. Повернулся и спрашивает, – “ну, кто поймал?” Ему кто-то робко в ответ, – “Я”. Он ухмыльнулся, – “ну значит ты и лечить всех будешь. И попробуй только опоздать к раненому!” И так зыркнул из под бровей, что бедолага(уже, наверное, трижды проклявший свои хватательные обезьяньи рефлексы) всеми возражениями подавился.

Как мы воевали – это отдельный рассказ. Очень помогал встроенный в костюм памперс. И, вроде бы, из-за меня никого не нагнули. А вот у меня устоять получилось. Ну тут не удивительно, хоть все тебя и хотят нагнуть спереди, но точно так же поддерживают и разгибают сзади. Понятное дело, если МАКСа нагнут, то следующими нагибать уже будут их. Даже удалось кого-то самому нагнуть. Вот только Вождь меня после боя спросил, многих ли я нагнул, а я, сгоряча и ляпнул, дескать семерых или шестерых, не считал. Вождь обрадовался, – “молодец, – говорит, – видишь как здорово! Теперь всё время в МАКСе бегать будешь!”

Во, блин. 🙁 Эдак я на памперсах разорюсь. Эх, надо было сказать, что никого не нагнул, прятался за каждым углом, нос высунуть боялся… да что уж теперь. Все мы задним умом крепки. 🙁